Тимофей Славкин (tim_o_fay) wrote,
Тимофей Славкин
tim_o_fay

Сергей Метик. Воспарившие над мiромъ (Часть 1)

Продолжаю публиковать статьи Сергея Метика.



На этот раз речь пойдет о людях, подобных персонажам из "Кин-дза-дза" с приведённого скриншота. Или вспомним оттуда же мечту господина Уэфа: "Они у нас в ногах ползать будут, а мы на них плевать! ... Удовольствие получать."



Воспарившие над мiромъ

 

                                              "...На кузовах машин,
                                                   везущих груз на станцию,
                                                 Я прочитал на днях совет 
                                                    держать дистанцию".
                                            "Заяц  на  приеме", С. Михалков

 

 

     Сопоставление ярких, пассионарных мыслителей, философов, личностей одержимых идеей справедливости и свободы, бескорыстно служивших своему народу политиков периода становления советской власти с тусклой чередой властвующих дегенератов позднесоветского и новейшего периода истории России, неизбежно вызывает вопрос, - что это, закономерность или историческая аномалия? Ленин и Ельцин, Сталин и Горбачев, Георгий Жуков и «Паша-мерседес», - в чём причина столь очевидного вырождения власти? Ведь сейчас стало совершенно ясно, что не социализм, не плановая экономика, не общественная собственность на средства производства вызвали крах советской общественно-политической системы, привели к гибели великую страну, к цивилизационных масштабов упадку и разложению социума. Подобной геополитической катастрофе мы обязаны серьезным, принципиальным ошибкам в организации институтов  власти советского государства.

 

     Как в прошлом, так и сейчас, политические страсти кипят, в основном, вокруг вопроса взятия власти и программ последующего «обустройства России», сообразно тем или иным бытующим представлениям об общественном благе. Значительно меньше уделяется внимания самим принципам построения власти, изучению ее природы и особенностей практической реализации. И это несмотря на то, что отсутствие ясности в таких вопросах, как показала жизнь, чревато самыми серьезными и даже губительными последствиями для государства и общества. История щедро снабдила нас негативным опытом по части того, какой власть быть не должна, но явно поскупилась на позитивные примеры ее должного воплощения. Я имею в виду не названия органов власти, как-то - советы, думы, коммуны, земства, не ее формы, а само содержание, саму ее сущность.

 

    Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, - известная суворовская фраза в  не меньшей степени применима и к носителям власти всех уровней. Во все времена, власть считалась делом престижным, доходным, дающим возможность безбедного существования и приобщения к высшим слоям общества. Носитель власти был объектом зависти окружающих, имел недоступные для прочих смертных привилегии, право «казнить и миловать», определять судьбы людей, реализовывать исторического масштаба замыслы. В разные эпохи процесс приобщения к власти решался по-разному, от прямого физического соперничества претендентов в стародавние времена до наследования, назначения или выборов на основе тех или иных форм общественного согласия.

 

     Но почему солдат должен непременно мечтать стать генералом, делопроизводитель начальником департамента, а сын юриста - президентом страны? Каковы движущие мотивы людей спешащих наверх по служебной лестнице? Насколько невинны и простительны честолюбие, чванство, алчность, скрываемые под маской «борца за народное счастье» и какова должна быть мера ответственности за обман доверившегося проходимцу народа? Граничащая с инфантильностью снисходительность к «слабостям» властей у наших граждан просто поражает. Какая-то кучка мерзавцев, провозгласивших себя «властью», после приятельского междусобойчика, упразднила великую державу, и, при этом, не только умудрилась сохранить свои жизни, но даже и не расстаться незамедлительно с государственными постами. Подобные исторические «загогулины» заставляют задуматься как о личностных качествах носителей власти, так и о теоретических основах всякой легитимности в целом.

 

     Никто не будет спорить, что задача медицинской службы состоит в оказании медицинской помощи людям. Доверитесь ли вы врачу, даже неплохому профессионалу, зная, что его целевые установки настроены на максимизацию своей прибыли, а не на ваше скорейшее излечение? Что, глядя на вас, он мысленно исследует возможности вашего банковского счета и вырабатывает стратегию своего поведения таким образом, чтобы «лечить» вас как можно дороже и как можно дольше? Думаю, что даже самый упертый либерал-рыночник своего ребенка к такому врачу поведет не без опаски. Лечение для такого медика всего лишь средство, цель же – нажива.

 

     Но современное общество невозможно без эффективного разделения труда. Одни люди лечат, другие учат детей, третьи охраняют общественный порядок, четвертые создают материальные ценности в процессе производства, пятые осуществляют координацию усилий всех членов общества к всеобщей пользе. И вполне оправданы ожидания, что каждый человек на своем месте должен стремиться реализовать свой созидательный потенциал максимально эффективно, принести наибольшую пользу людям, но не использовать общества как объект грабежа, средство личного обогащения или в качестве экспериментального поля для воплощения в жизнь, почерпнутых из бульварных журналов «рыночных» химер.

 

     Но почему так не происходит? По той же причине, по которой заброшенное поле стремительно зарастает сорняком. Культурное растение большую часть питательных веществ, жизненных сил расходует на внешнюю цель, на плоды, в то время как перед сорняком такой «задачи» не стоит. Все свои ресурсы сорное растение направляет на биологическое выживание и воспроизводство. Так и «сорные» люди, видят смысл бытия лишь в личном преуспевании, в потреблении, живут по принципу больше взять – меньше дать. Правила игры известны, добыча привлекательна. И вот уже, в борьбе за власть возникает соперничество тех, у кого «правильнее» происхождение, безупречнее анкета, больше «заслуг», напористее и бойчее речь, шире диапазон приемлемых средств, меньше нравственных ограничителей в деле достижения поставленной цели. У человека порядочного шансов потеснить «сорняки» практически не больше, чем у очкарика-шахматиста одолеть профессионального боксера на ринге.

 

      Почему народная «мудрость» - рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше, никакая не мудрость? Да потому, что в нее не вписывается поведенческая мотивация Николая Островского, до последнего вздоха служившего своему народу, самоотверженность горстки декабристов, вышедших на Сенатскую площадь, подвиг Александра Матросова, грудью закрывшего амбразуру вражеского дзота, честное исполнение своего долга миллионами других бескорыстных людей, лучшими сынам и дочерями своего народа. Они что, лицемерили, глядя в лицо смерти? Прикидывали, какую выгоду получат, отдавая свои жизни? Только конченый мерзавец и фарисей, меря всех своим аршином, являя миру свою мелкую и подленькую сущность, может утверждать, что они действовали из корыстных побуждений. Ведь лжец всех людей считает лжецами, старающихся при первой возможности его обмануть; вор всех окружающих считает ворами, которые если и не воруют, то лишь из страха или глупости; взяточник, ясное дело, находит себе оправдание в том, что любой бы на его месте брал, а если не берет, знать, невелика птица, не дают.

 

      В разумно организованном обществе все равны. Нет синекур, привилегированных особ и мест «где лучше». Как у Маршака, - Все работы хороши, выбирай на вкус! В таком обществе человек стремится не туда, «где лучше», а туда, где он сможет принести наибольшую пользу людям. Его свобода выбора не деформирована «материальным интересом». Ему не нужно продавать себя, чтобы выжить. Не нужно лгать, хитрить, подсиживать кого-то, делать карьеру, карабкаться наверх. Говоря образно, именно в таком обществе у «культурного растения» шансы выше, чем у «сорного». Отсутствие привлекательности власти для обывателя самая лучшая гарантия от проникновения в нее случайных людей.

 

      Совсем иная картина в обществе, где допускается неравенство людей, где соперничество между ними в стремлении взять больше, считается естественным и незыблемым порядком вещей, где приемлема ложь, как средство достижения эгоистичных целей, где «узаконено» воровство, частная собственность, насилие над личностью, диктат и произвол. Ведь что такое произвол? Дурная воля не ограниченная разумом. Если сынок высокопоставленного сановного вора не вылезает из ночных клубов и казино, в то время как молодая мать не может полноценно накормить и одеть своего ребенка, то это и есть произвол, насилие и издевательство над личностью в чистом виде. И никакая песнь про «равные возможности» и «демократические свободы» не умаляет сего прискорбного факта.

 

      В обществе неравных, мотивы человеческих поступков непрозрачны, обманчивы, нравственные критерии размыты, поведение людей обусловлено их эгоистичным интересом и ограничено лишь страхом. Но эгоизм не поощряем общественной моралью, поэтому явить миру истинную картину своих жизненных ценностей было бы предосудительно. В ход пускается лицемерие, ханжество, ложь, деяниям приписывается иной побудительный мотив, истинные цели камуфлируются помехами и информационным шумом. В мире неравных утрачивается этическая основа поступков, дозволено все, что выгодно, что позволяет выбиться вверх, встать над другими людьми.

 

     Как-то Ельцина, уже на излете популярности, во время ходки «в народ», какая-то женщина робко спросила, зачем тому десяток резиденций. Куражливо осклабившись, сей государственный криминальный авторитет не нашел ничего лучшего чем просипеть, - Ну, я же все-таки президент! Как малый ребенок, на вопрос, - почему? капризно отвечающий, - да потому что! Пещерное, номенклатурное понимание природы власти Ельциным, наивно убежденного, что долгий путь проделанный для занятия властного Олимпа превращает должность в заслуженную добычу, в собственность, которой он вправе распоряжаться произвольным образом, выдают его наивные риторические вопрошания, вроде - кто главнее, президент или Верховный Совет, президент или генеральный прокурор?

 

     Когда советское общество стало превращаться в сообщество обывателей, людей озабоченных лишь собственным благом, в самом примитивном понимании, как возможности выделиться среди других, возвыситься над всеми прочими? Когда образовались «ножницы» общественного и личного интереса? Думаю, следовало бы признать их существование в латентном, скрытом виде, с самых первых дней победившей революции. И совсем необязательно материальный интерес двигал людьми,  устремившимися в новую власть. Очень часто то было желание повелевать, стать над людьми, вершить их судьбы, втайне наслаждаться своим всесилием и получать садистское наслаждение от зависимости других людей, при внешне «правильной» риторике и даже аскетичном образе жизни. Ведь и деньги не есть самоцель, они лишь средство возвышения, демонстрации «успешности», средство приобщения к сонму «небожителей», будь они с партбилетами или без таковых. Кредо такого рода публики сводится к нехитрому, - Ага, дураком Ваньку считали, а я вона каков, попляшите теперь у меня! И ведь, действительно, плясали!

 

Tags: Сергей Метик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments