Тимофей Славкин (tim_o_fay) wrote,
Тимофей Славкин
tim_o_fay

Продолжаем

К http://tim-o-fay.livejournal.com/2123.html (В коммунизм я не верю, я про него знаю - 2 часть).

Читайте
    В бестолковщине поиска «национальных идей», изысканий всяческих «парадигм развития», спасительных рецептов возрождения России, в обстановке возведения мировоззренческого невежества на государственный уровень, в насаждении новых «ценностей» потребительства, эгоизма, алчности в общественном сознании, разговор об этических ценностях становится чем-то из области интеллектуальной экзотики, признаком свободомыслия на грани эксцентрики. Тем не менее, вне этики все сущее теряет смысл и направленность, исчезают понятия Добра и Зла, становится невозможным любое разумное начало.

     Какова связь между этикой и Разумом? Возьмем шире. Если Разум есть свойство живой материи, то нет ли связи между этикой и самой Жизнью? Природа бессознательна, и формально нельзя по отношению к ней оперировать такими словами как «проект», «замысел», «цель» и прочими понятиями, допустимыми в отношении творца. Но, то ли из уважения, то ли из преклонения перед ней, автор все же дерзнул наделить Природу некоторой субъектностью, назвав удивительный феномен появления и эволюции Жизни Большим проектом, тем самым, подставляясь под незамедлительно следующие вопросы о возможных смыслах и целях этого «проекта».

    Сколько поколений своих прародителей нам удается припомнить, когда для того представляется случай? Три? Пять? Десять? Найдется ли на всей Земле человек, могущей отследить свою родословную, хотя бы по материнской линии, и хотя бы за последнее тысячелетие? А ведь все мы не вчера появились. За каждым обитателем нашей планеты, будь он человек, букашка ползущая, дворовая собачонка или полевой василек стоят бесчисленные поколения его предков. Все мы в этом мире, выражаясь языком эволюции, «успешные особи». Более того, все наши предки, тоже являются «успешными особями», в жестокой конкурентной борьбе доказавшие свое право на жизнь и продолжение рода. Охотник, подстреливший утку, не только добыл себе пищу к столу, но и пресек родовую ветвь «удачников по жизни» протяженностью в миллиарды лет!

    Каждый, возникший из небытия, предок этой утки, избежал смертельных опасностей, обеспечил себя пищей, и, передав своему потомку эстафету жизни, исчез во мгле времен. В своей нише, утка, как биологический вид, близка к совершенству, максимально эффективно приспособившись в процессе эволюции и естественного отбора к окружающей среде, встроившись в свою пищевую цепочку. Модификация видов, закрепление полезных свойств и качеств, происходит благодаря наличию как механизма передачи генетической информации, в виде наследственности, так и некоторой неопределенности, своего рода «люфта» при ее репродуцировании. При этом, в системе биологический вид – среда обитания возникает положительная обратная связь (ПОС), «поощряющая» приобретенные полезные свойства и поведенческие стереотипы, закрепляя их на уровне морфологии и инстинктов и «наказывая» неудачников, лишая их возможности продолжения рода.

   Предположим, что в результате генетической девиации у некой особи появилось новое качество, клыки, например. Благодаря открывшимся возможностям, обладатель клыков получает преимущество перед менее удачливыми сородичами. Ему удается выжить и дать потомство в виде таких же клыкастых наследников. Процесс развивается лавинообразно, в геометрической прогрессии со знаменателем больше единицы, ведя к увеличению числа потомков в каждом новом поколении. Но развиваться бесконечно чему бы то ни было, дозволено лишь в математических абстракциях. В реальной жизни размножение клыкастых хищников очень скоро сталкивается с независящими от них факторами, такими как пространственные, пищевые ограничения. Оттеснив клыками конкурентов по столованию, хищники не могут эти ограничения снять. Тут в дело вступает отрицательная обратная связь (ООС), как реакция системы на возмущение, уменьшая поголовье клыкастого зверья до баланса, то есть выравнивания числа потомков и их родителей, фиксируя размер популяции на оптимальном уровне. Используя эти два типа обратной связи, Природе удается разрешить противоречие между развитием и устойчивостью, или, как говорят технари, не позволить системе «уйти в разнос». Можно сказать, что если положительная обратная связь «поощряет» частный успех, то отрицательная обратная связь устанавливает баланс интересов между частным и общим. Своего рода протопонятия Свободы и Справедливости…

    ООС отличается от ПОС знаком реакции на возмущающее воздействие. Положительная ОС действует в фазе, в согласии с полученным импульсом, вызывая расширенное воспроизводство, а отрицательная – в противофазе, препятствуя развитию процесса, стабилизируя его. В качестве наглядного примера действия ПОС можно привести цепную реакцию, т. е. лавинообразное размножение нейтронов, вызывающее ядерный взрыв. Аналогичную природу имеют, как размножение вируса в человеке, заболевание, так и передача инфекции от человека к человеку, эпидемия. Даже распространение компьютерного вируса в сети обусловлено наличием ПОС. В любом случае, процесс затухает, как только коэффициент усиления в цепи обратной связи становится меньше единицы. Принцип действие же ООС  ясен из работы термостата, устройства, поддерживающего температуру в камере на заданном уровне. При увеличении температуры в камере выше нормы, следящее устройство уменьшает нагрев, при ее уменьшении - увеличивает. Как положительная, так и отрицательная ОС широко используются в электронной схемотехнике в целом ряде устройств, таких как триггер, в принцип переключения которого заложена ПОС, или операционный усилитель с цепью ООС.

   Обратная связь характеризуется количественно своей глубиной, т. е. коэффициентом усиления в цепи обратной связи и постоянной времени. Важнейшим условием развития процесса под влиянием ПОС является значение коэффициента усиления превышающее единицу. У Природы нет иных механизмов выявления полезных свойств, кроме как путем проб и ошибок, и нет других возможностей закрепления этих свойств, как только через наследственность. Поэтому эволюционирование живой материи очень длительный и затратный процесс.

    Каждое новое полезное свойство биологического вида, закрепляясь на генетическом уровне, являет собой маленький импульс развития, крохотный шажочек к совершенству. Интегрируя по всему полю живой материи, суммируя все множество этих локальных импульсов, имеющих определенную векторную направленность, получаем результирующий вектор развития, но, разумеется, не в евклидовом пространстве, а в некой системе ценностных ориентиров, естественных природных «предпочтений», того, что с «точки зрения» Природы есть Добро, а что есть Зло. Образуя, своего рода, «этику» доисторического мира, протоэтику. В частности, Природа «полагает», что способность к выживанию лучше отсутствия такой способности. Раз есть лучшее, значит есть и худшее, следовательно, движение к лучшему, прогресс можно соотнести с «Добром», в то время, как движение в обратном направлении, регресс  – со «Злом», причем в абсолютных категориях. Предтеча этики человеческой, доисторическая протоэтика неразрывно с ней связана, так же как и сам человек связан генетически со всеми своими пращурами, начиная с первого комочка самой простой жизненной формы, где-нибудь в теплой лагуне у подножия архейского вулкана. Да это и неудивительно. Как планеты своим появлением не обязаны телескопу, так и существование этических ценностей обусловлено фундаментальными закономерностями развития живой материи, а не уровнем наших познаний о них.

    В доисторические времена не было поэтов и философов, которые были бы способны сформулировать животное понимание счастья, могли бы воспеть радость биологического бытия, кипучие страсти чувственной материи, выразить красоты юрского мира отраженные в сумеречном сознании плотоядной рептилии. Которые донесли бы до нас понимание, что Добро есть сама Жизнь в ее существовании и развитии. Становится как-то не по себе немного, когда осознаешь, что этика современного общества, его гуманистические ценности есть следствие выделения, вырастания из протоэтики животного мира, из «морали» первобытных инстинктов ревущих тираннозавров, темных потребностей крадущегося во мраке зверя, бесстрашия и жертвенности крылатой матери в ее усилиях по сохранению потомства…

    Давлю искушение в себе написать «разумность», но, тем не менее, основа доисторической протоэтики – рациональность и целесообразность. Для Природы «добро» есть развитие, поощрение сильного и здорового, а не жалость к слабым и немощным. Сытый лев не тронет пасущуюся рядом газель не из соображений гуманности или чувства восхищения прекрасным, а лишь потому, что в нем отсутствует инстинкт убийства. Хотя вполне развиты инстинкты утоления голода, жажды, продолжения рода, удовлетворения прочих своих рациональных  потребностей. И поскольку царь зверей до сих пор не обзавелся еще холодильником, пищу свою он предпочитает сохранять в живом виде.

    При всей своей продуктивности, совершенствование живой материи посредством естественного отбора имеет свои пределы, обусловленные как самим принципом передачи генетической информации, так и ограничениями окружающей физической среды. Изменения жизненных форм со временем становятся все менее существенными и принципиальными, перестают носить качественный характер. Экосистема, перейдя в состояние динамического равновесия,  становится максимально эффективной, рациональной, устойчивой, реагируя на внешние макроизменения среды климатического, геологического характеров. Дальнейшее соперничество высокоразвитых  биологических видов привело к тому, что все большее значение стала приобретать способность передачи информации не только генетически, но и путем «обучения», «воспитания» потомства родителями, прививая, таким образом, необходимые навыки выживания. Конкурентные преимущества стали получать виды способные передать своему потомству больше дополнительной информации.

    В этих условиях появление Разума было лишь делом времени и удачного стечения обстоятельств. Продолжая эволюционную линию, используя возможность передачи и накапливания опыта и знаний предшествующих поколений, человек пошел не по пути адаптации под окружающую среду, а по пути модификации среды, бытия в своих интересах. Как и естественный отбор, совершенствование бытия также происходит под воздействием обратных связей, имея одно очень важное отличие. Если каждое новое свойство вида в Природе, обусловлено случайной мутацией генетического кода, то в обществе модификация бытия начинается с осознания общественной потребности. Возникающая потребность активизирует поиск путей ее удовлетворения, выработку различных идей, используя способность разума, опираясь на предшествующий опыт, прогнозировать будущее. При этом, отсекая множество тупиковых, бесперспективных вариантов еще на стадии рассудочной оценки новшества.

    Идея, материализуясь, под влиянием ПОС, либо придает бытию импульс развития, либо  затухает, сохраняя какую-то ценность лишь в качестве негативного опыта. Удачная идея, воплощаясь в средствах удовлетворения потребности, остается в виде нового качества до тех пор, пока не будет найдено более эффективное средство решения задачи на новом технологическом уровне. Суммирование всех этих локальных импульсов дает вектор развития общества в пространстве этики. Суммирование всех локальных обратных связей выявляет мощнейшую глобальную ПОС и, противодействующую ей, ООС.
Выравнивание обратных связей будет свидетельствовать о достижении предела, где никакая попытка модификации не будет вести к дальнейшему принципиальному улучшению.

    Рассмотрим действие обратных связей на конкретном примере. Предположим, какой-нибудь способный программист создал интересный программный продукт. Скажем, путеводитель по городу в трехмерном виде. С изящной реализацией библиотек объектов, текстур, привязкой к GPS, с фотореалистическим качеством навигации. Предложение благожелательно встречается потребителем, и весь тираж дисков раскупается. Включается в действие ПОС. Получив прибыль, программист воодушевленно начинает вкладывать ее в развитие своей идеи. Принимает на работу еще нескольких программистов, совершенствует программу, добавляет в нее новые возможности. Тем не менее, довольно скоро он почувствует, что все кто хотел иметь такой путеводитель, его уже имеют, и спрос на него стабилизировался. ООС на локальном уровне отреагировала на появления нового свойства, и система пришла в равновесие. Программист приходит к выводу, что следует расширить базу данных по городам, оживить виртуальные улицы транспортом, прохожими. И опять с успехом. Программа распространяется до тех пор, пока не будет удовлетворена глобальная потребность в ней. Так развивалось наступление операционной системы Windows фирмы Microsoft, где некий талантливый программист ощутил всю благотворность влияния ПОС по состоянию своих банковских счетов…
 
    Для ускорения развития общества следует максимально снижать резистивность и уменьшать постоянную времени цепи ПОС. Что препятствует свободному внедрению нового полезного свойства? Вернемся к примеру с программистом. Первое очевидное препятствие по распространению программного продукта – интеллектуальная собственность. Диски нельзя тиражировать каждому желающему. И техническая возможность быстрого удовлетворения общественной потребности блокируется на уровне законодательной защиты авторского права. Второе препятствие - ограниченность ресурсов автора программы. Он не может быстро развивать свое дело, не обратившись к финансовому капиталу, который далеко не всегда бескорыстен. Предоставляя денежные средства в долг, он не забывает о процентах своей прибыли. И третье препятствие, самое неожиданное. Получив прибыль достаточную для удовлетворения своих рациональных потребностей, программистом начинает овладевать тщеславие. Он начинает приобретать дорогие, престижные вещи, все больше времени тратить на светскую жизнь, на демонстрацию своей успешности, все реже и реже садясь за компьютер. В самом расцвете творческих сил он постепенно отходит от дел, превращаясь в заурядного делягу и обывателя. Хороший повод задуматься тем, кто питает еще иллюзии об «эффективности» капитализма и частной собственности.

    В живой природе появление каждого нового свойства вызывает возмущение среды с последующим успокаиванием, переходом в равновесие. Не взирая на революционность новшества, процесс этот всегда ограничен во времени. Если незначительные модификации вида происходят относительно быстро, то радикальные, такие как появление позвоночника, нервной системы, ведут к выделению множества видов с длительным периодом развития и взаимной адаптации. Но и в этом случае, процесс конечен и завершается переходом экосистемы в равновесие. Появление Разума, как нового свойства живой материи, вызвало возмущение принципиально иного типа. Это событие не только вызвало переход к глубочайшему качественному изменению бытия, но и придает этому процессу стремительный и, обусловленный наличием ПОС, лавинообразный, переключательный характер. Тем самым, предопределяя его ограниченность во времени реальными историческими рамками. Так же как и при развитии вида, качественное совершенствование общества ограничивается ООС, обусловленной естественными ограничениями физического мира. Происходит «переключение» системы из одного устойчивого состояния, существовавшего до появления Разума, в другое устойчивое состояние, с Разумом, как ее новым качеством. Очень похоже на то, как процесс переключения происходит в триггере.  

    Аналогию с триггером можно расширить, если рассматривать процесс переключения еще и с точки зрения энергопотребления. Триггер почти не потребляет энергии при сохранении своего состояния. Рассеивание энергии в основном происходит в момент переключения из одного состояния в другое. Специалисты стремятся предельно уменьшить эти непроизводительные потери, совершенствуя полупроводниковые технологии. Нечто похожее можно наблюдать и в обществе. Несовершенство технологий, нерациональное расходование ресурсов, незрелость общественных отношений ведет к относительно избыточному энергопотреблению, к «перегреву» системы в режиме переключения. По завершении переключательного процесса потребление энергии стабилизируется на минимально возможном уровне.
 
    Все вышесказанное достаточно очевидно и не требовало бы такого внимания, если бы речь не шла о саморазвивающейся системе, об обществе. Каковы критерии развития? Где находятся ценности, определяемые ими цели, весовые коэффициенты, прочие переменные параметры и константы процесса? Что представляет собой этот «блок параметров» развития общества? Как было отмечено, вектор развития проецируется на этику, но, при наличии разума, справедливо и обратное, именно этика задает вектор развития общества, определяет стоящие перед ним как задачи, так и способы их достижения. Этика человека тем и отличается от доисторической протоэтики, что постановка целей становится осмысленной, разумной, позволяющей рационализировать средства решения поставленных задач.

    На базе этики вырабатывается общественная мораль, право, формируются государственные институты, осмысливаются политические цели и задачи. Подобно тому, как сложное математическое уравнение решается путем постепенного приближения, так и этические ценности определяются, видоизменяются в процессе развития общественных отношений, итерационно приближаясь к абсолюту. Этика тесно связана с развитием общества, поэтому этические категории не являются отвлеченными абстракциями, могущими быть произвольно выведенными, исходя из субъективно понятых предпочтений и вкусовых пристрастий. Следовательно, по отношению к этическим ценностям справедливо применить оценочные критерии истинности, т. е. представить их как ценности  абсолютные, относительные и ложные.
 
    Для каждого уровня развития производительных сил существует оптимальные, адекватные формы общественных отношений и, соответственно, этических ценностей. Сомнительно, чтобы рабовладельческое общество могло быть построено на концепции прав человека и уважении свободы личности. Этику, адекватно отражающую исторически сложившийся уровень развития производительных сил,  можно определить как относительную, как условно рациональную. Нормы и ценности относительной этики, развиваясь, стремятся в пределе к абсолютной, лишенной ложных ценностей, этике устойчивого будущего бесклассового общества. Как и истина, абсолютная этика единственна, являя собой такую же объективную закономерность, как и константы физического мира. Мы не можем сказать, что есть принципиально различные варианты будущего. Его формы предопределены Разумом, целесообразностью, а, следовательно, в данной физической среде непротиворечивы и устойчивы.

   В нашем сегодняшнем, разделенном границами национальных государств, раздираемом классовыми противоречиями, наполненном иррациональностями и невежеством мире, этика не являет собой единого целого, распадаясь на подмножества этик самых разных социумов. Вырабатываемые на основе таких локальных этик цели, зачастую, противоречивы, местные вектора развития не вполне коллинеарны, интересы антагонистичны. Подтверждением тому служат непрекращающиеся конфликты, вооруженные противостояния, расходование огромных средств на создание и совершенствование технологий взаимоистребления.  Подобное положение дел кажется естественным и единственно возможным, а ход истории хаотичным и непредсказуемым, зависящим от субъективных факторов и случайных обстоятельств. Но даже самые грандиозные социальные катаклизмы, войны, революции не более чем шумы, девиации исторического процесса, но не его суть, заключающаяся в стремительном, лавинообразном переходе от мира алчности и корысти к совершенному коммунистическому обществу, от человека эгоистичного к человеку разумному. А разум, в отличие от интеллекта, есть категория нравственная. У меня нет возражений к определению разума как интеллекта, ограниченного рамками абсолютной этики.

    Высшей этической ценностью является человек. Не прибыль, не золото, не нефть, не собственность, не государство, не религия и не нация, а именно человеческая личность. Все многовековое развитие общества есть долгий и тернистый путь к человеку. Я уже затрагивал эту тему в статье «Осторожно, плюрализм!», но в силу ее важности, повторюсь. Из признания человека высшей ценностью непосредственно следуют выводы о равенстве всех людей, т. е. справедливости, а также свободе и правде. Учитывая полиэтнический характер современного мира, важнейшей этической ценностью следует признать и интернационализм, как равенство людей вне зависимости от расы или национальности. Нет необходимости доказывать, что сегодняшнее общество еще весьма далеко от принятия подобных ценностей как нравственного императива. Еще слишком сильно сознание человека деформировано ложными ценностями, формирующими иррациональные, неразумные потребности. Стремление к богатству, личному успеху, материальной выгоде до сих пор считается здоровой основой развития общества. Любое посягательство на эти «незыблемые принципы» вызывает откровенно враждебное противодействие, хищный классовый оскал, истерику про «гулаг», «тоталитаризм», «права человека», «свободу личности» и, несокрушимое «мы это уже проходили».

    Удовлетворение иррациональных потребностей паразитических классов было бы не столь страшно, если бы не происходило за счет ограничения рациональных потребностей подавляющего большинства общества. Покупка яхт, стадионов, яиц Фаберже, невинные куршавельские забавы «олигархов» не только попирают всяческие понятия о справедливости, они обесценивают человеческий труд, ведут к неэффективной растрате природных ресурсов, а главное, растлевают человеческую личность. Как новоявленных «буржуа», так и гнущих на них спину бесправных рабов. Но, может быть, сверхпотребление одних ведет, хотя бы, к такому качеству жизни, что оправдывает недоедание миллионов людей, недополученные игрушки в детских ручонках, не купленные лекарства, не состоявшиеся домашние очаги? Ничуть не бывало. В недавнем интервью, совсем не бедный губернатор Чукотки, Р. Абрамович признался, что за деньги счастья не купишь, "разве немного независимости". Я даже зауважал его за то, что он совершенно правильно не применил слово «свобода» в данном контексте. Так стоит ли «немного независимости» одного человека всех понесенных невосполнимых социальных потерь?

    Хорошо, читатель согласится, справедливость, действительно, еще не стала нормой нашего бытия. Но подобные издержки неизбежная плата за свободу! За возможность человека раскрыть себя, за независимость от бюрократии, за волнующее чувство удачи, успеха приходится расплачиваться. И исторический опыт свидетельствует, что более свободное общество экономически эффективнее и, в конечном итоге, может сгладить социальные противоречия, свести их до приемлемого уровня. К тому же справедливость в правовом государстве есть равенство всех перед законом. Каждый имеет право стать миллионером!

    При всей своей кажущейся убедительности, в этом пассаже ложно все. Начиная со слова «свобода». Существует ли «свобода» выживать? Есть ли «свобода» воровать, лгать, убивать? Если рассматривать свободу как произвольную свободу воли, то да, существуют. Если же считать свободу этической категорией, функцией разума, то таких «свобод» у человека нет. И, с позиций этики, общество, предоставляющее подобные «свободы» человеку, не имеет права на существование. Нельзя человека ставить перед дилеммой –  сожри сам, или тебя сожрут другие. Нельзя пленному дать пистолет и приказать застрелить другого пленного или погибнуть самому. Потому как, при любом исходе человек перестает быть человеком. Свобода, это не когда можно все. Свобода это возможность поступать разумно!

    Разум же равнодушен к славе, зависти, тщеславию, роскоши, «материальному интересу». Ко всем тем «незыблемым» ценностям, на которых построено буржуазное общество. Конечно, у разумного человека имеются рациональные потребности, как физические, так и духовные. Но смысл своего бытия он видит в максимальном раскрытии своего созидательного потенциала на благо обществу. Смысл будущего коммунистического общества в том и состоит, что человек, будучи разумным, не будет нуждаться в «морковке» личной выгоды. У него не будет необходимости бороться за выживание, утолять свою алчность или чувство тщеславия. Общество предоставит человеку все необходимое для полноценной жизни, а он, в свою очередь, все свои способности направит на пользу обществу. Только такое общество лишится внутреннего противоречия и сможет эволюционировать неограниченно долго. Нравственное начало в человеке будет основываться непосредственно на абсолютных этических ценностях, в силу чего отпадет необходимость в инструментах внешнего принуждения и контроля.

     Утверждение, что человек изначально эгоистичен и может приносить обществу пользу, лишь преследуя свой материальный интерес, оскорбительно для человека и лживо. Все блага цивилизации, современные технологии, великие научные открытия, выдающиеся произведения искусства, все то, что делает нашу жизнь удобной и насыщенной, создано руками и Разумом человека. Все творимое в мире Зло есть порождение алчности и корысти паразитирующей на человеке. И давно пора жизнь общества, ход истории подчинить Разуму, а не довольствоваться «свободной игрой рыночных сил» в которой главная цель не человек, а прибыль.

    Что же дальше? Каковы могут быть цели будущего общества, преодолевшего внутренние противоречия, достигнувшим полной гармонии с окружающим миром? Познавшим все тайны материи, освоившим самые фантастические технологии? Куда направлен будет вектор его развития? Так же и будет направлен, к человеку, как высшей этической ценности. Глобальные цели, скорее всего, будут определяться задачами экспансии жизни во внешние миры. Под влиянием ПОС, «вирус» жизни будет распространяться по Вселенной, в геометрической прогрессии множа число обитаемых миров, «дочек», «внучек» и «правнучек» нашей цивилизации. Конечно, сам человек вряд ли когда-нибудь полетит к звездам. Полетят совершеннейшие автоматы, несущие генетические коды и средства синтеза любых жизненных форм на месте назначения. Которые, имея на борту лишь минимально необходимое первичное оборудование и источник энергии, будут использовать в этих целях материю и энергию нового мира.

   Таковы, в общих чертах, те сущностные черты эволюции живой материи в рамках Большого проекта, которые допускают возможность осмысления с позиций системной аналитики. Подобный подход может быть интересен возможностью, перейти от чисто качественных оценок явлений к их математическому и программному моделированию, заглянуть в далекое будущее с цифрами и расчетами в руках. И давно уж пора преодолеть аллергию на слово «коммунизм». Это просто название предельно рационального, устойчивого общества, лишенного социальных (для тех, кому не нравится слово «классовых») противоречий. Где общественные отношения определяются нормами абсолютной этики. Где нет никаких форм национального, классового, социального неравенства. Где нет никакого подавления свободы, и где забыто само понятие лжи. Каждый день неумолимо приближает нас к этому обществу. И каждый человек, в какой бы стране он не трудился, за сборочным конвейером, на стройке, в поле, склонившись за клавиатурой компьютера, является прилежным строителем нашего коммунистического завтра…

Tags: Сергей Метик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments