Тимофей Славкин (tim_o_fay) wrote,
Тимофей Славкин
tim_o_fay

  • Mood:

Новое от Сергея Метика.

Предисловие от меня: Неужто полетит? Там и мувики есть :)(

Типо картинка
Но не в этом соль:

На кизяке ракеты не летают

     Почему ракеты не летают на кизяке? Чего не хватает этим привередливым титановым штуковинам с их  изощренными схемами впрыска топлива, подачи окислителя, систем охлаждения, датчиков, каналов телеметрии и прочих заумностей? Ведь прекрасное горючее эти высушенные коровьи лепешки, и недорогое, и экологически чистое, и возобновляемое самым естественным образом.
     Отборный интеллектуальный кизяк, самого знатного академического происхождения, который натолкали в топливные ёмкости «либеральных реформ», не породил горючей смеси всенародного энтузиазма, не высвободил исполинские энергии созидания, не устремил в будущее ракету новой российской государственности под державным триколором и двуглавым орлом. Нельзя сказать, чтобы тот кизяк совсем уж ничего не породил и не высвободил. Отдельные хлопки и натужное гудение можно было явственно слышать, а если отбегать не слишком далеко, то и обонять, но ожидаемую скорость громоздкая конструкция набирать не желала, не смотря на подталкивания со всех сторон многочисленных энтузиастов, крестного хода с молебном и окропления пузырящихся дюз святой водицей.
      Простодушная «творческая интеллигенция», суетящаяся вокруг набитой либеральным навозом ракеты, не могла скрыть своего разочарования, когда шальные деньги, уворованные «новыми русскими» и оборотистыми номенклатурщиками, не стали трансформироваться в передовые технологии, автоматизированные поточные линии, агротехнические комплексы и фермы. Какое-то время, слабая надежда еще питалась утешительным соображением. Дескать, в «совке» люди изголодались по бытовым удобствам и теперь вынуждены навёрстывать упущенное. Как только они обустроят свои многометражные недвижимости финским фаянсом, испанским кафелем, обставят итальянской мебелью, обвесят стены антиквариатом, денег тратить больше будет некуда, и вот тогда уж они потрясут мир «русским чудом», наводнят мировой рынок качественным отечественным товаром, задавят геополитических конкурентов немыслимо низкими ценами на технологическое оборудование, компьютеры, мобильные телефоны, прочий российский хард и софт. Но, время шло, азиатские тигры не были посрамлены, а деньги из частных рук куда охотнее прокладывали себе пути в западные банки, нежели в разрушающиеся заводские корпуса и крестьянские подворья.
     Запоздалые попытки облагородить топливо «реформ» чем-нибудь более горючим, вроде «патриотизма», «державности», «гордости за страну», «духовности», «суверенности» и прочих благозвучных присадок оказались не продуктивнее мероприятий по освежению свинарника всесоюзно известным «Шанелем номер 5».
     Провал «рыночных реформ» очевиден каждому здравомыслящему человеку. И любой пришедший к власти «непреемник», начнёт своё первое обращение к народу с констатации сего непреложного факта. Никого уже не могут обмануть набитые китайским ширпотребом супермаркеты, изобилие пивных брендов на прилавках, блеск журнального пустоцветья и иномарочное удушье на наших улицах и автострадах. Двадцать лет - достаточный срок, чтобы задаться вопросом, а могло ли получиться иначе? Могла ли идея корыстолюбия, алчности, эгоизма овладеть общественным сознанием, вызвать неудержимый рост промышленного производства, расцвет наук, искусства, демографические проблемы, ведущие к дефициту детских колясок и буму строительства новых жилых микрорайонов?
      Во-первых, конечно, нет. Как воровство может быть эффективным, даже если отвлечься от этической стороны вопроса? Единственный бум, который оно может вызвать это в сфере конвертирования краденого, т. е. скупки недвижимости в Европах, куршавельских забав российских «элитариев», строительства престижных особняков в стиле Людовика XIV, да умножения ставок в многочисленных игорных заведениях.  
      А во-вторых, и хорошо, что нет. Более того, удручающей результат «реформ» - единственное благо, драгоценная истина, расширяющая наше познание о человеке, пусть и доставшаяся нам весьма дорогой ценой. Представим себе на мгновение, что было бы, если стратеги «рыночных» авантюр оказались правы. Что выживание во враждебной социальной среде есть вечный удел человека, что суть природы его в преследовании своего корыстного интереса, что желание встать над другими людьми законно и похвально. Какое будущее ждало бы человечество в бесконечных разборках враждующих классов, стран, цивилизаций, религий, в хаосе броуновского движения множества говорящих особей в погоне за миражём успешности?
      Лишь огромная инерция советского образа жизни спасла «реформаторов» от более сокрушительного краха. Можно представить себе, что было бы, если они получили не ядерную сверхдержаву на разграбление, а дымящиеся останки романовской империи, разруху, болезни, голод, безграмотность, беспризорность. Не покорный, замордованный «дефицитами», талонами и пустыми прилавками народ, а разгоряченные Гражданской войной огромные людские массы, требовавшие справедливости и равенства немедленно.
И то, что сделали за двадцать лет большевики, в сравнении с тем же периодом «реформ», выглядело бы чудом, если бы не было закономерностью.
      В чём принципиальная разница двух подходов? Большевики не стали ждать того, к чему «рынок» приведёт, может быть, через столетие, а сочли нужным получить тот же результат за считанные годы. Подчинить развитие Разуму. Превратить страну в предельно эффективное государство-сверхмонополию с прямым директивным управлением. Устранить мешающие факторы частного, эгоистичного интереса, противодействующие достижению главной цели, созданию современной, мощной, энерговооруженной промышленности и сельского хозяйства. Трудящийся человек впервые в истории получил полную свободу работать на себя, на свою страну, на свой народ. Результатом стали не только фантастические темпы развития производства, но и формирование новой исторической общности – советского народа.
      Были ли ошибки на этом пути? Были ли эти ошибки вызваны коллективистским характером нового строя и общественным типом собственности на средства производства или чем-то иным? Например, отсутствие сыра пятидесяти сортов в свободной продаже, какому принципиально неустранимому пороку системы обязаны? Планированию? Так запланировать можно хоть триста сортов. Незаинтересованностью чиновников? Так людей много, всегда можно перевести нерадивого чиновника в сантехники и поставить человека, который решил бы поставленную задачу. Это Королёвых и Шолоховых единицы, а специалистов сводить цифры в колонки найти не так уж сложно. Кажется, Сталину принадлежат слова - у каждой ошибки есть фамилия, имя и отчество. Вот конкретного управленца и следовало спросить за отсутствие сыра, отследить всю цепочку незаинтересованных лиц, вплоть до министра и генсека, да заменить их людьми и заинтересованными и знающими. Кто будет менять генсека? А кто сказал, что пожизненное генсекретарство есть единственная политическая форма социализма? Если в советском обществе и были проблемы, то они были обусловлены несовершенством политического общественного устройства. Деградацией и вырождением царствующей «элиты», без зазрения совести называвшей себя коммунистической.
      Не было ли то, что традиционно приписывают социализму и советской власти, инородным для неё телом, злокачественным образованием, никакого отношения к новому обществу не имевшим? Не обязаны ли мы «дефицитами», очередями, расплодившимися спекулянтами и номенклатурными чинушами именно «материальному интересу» и эгоизму? То есть, тому самому кизяку, на котором пытаемся взлететь сейчас? Не слишком ли снисходительно люди взирали на забронзовевшую, вырождающуюся  власть, давно утратившую видение исторической перспективы и забывшую, что не народ для власти, а власть для народа? Не следовало бы попристальнее разобраться с движущими мотивами делания карьеры многочисленными управленцами с безупречными анкетами и самого что ни есть «рабоче-крестьянского» происхождения? Присмотреться, а не стала ли власть наградой, а не бременем, сладостью, а не ответственностью, не приобрела ли чрезмерной привлекательности для карьеристов и проходимцев? Разумеется, сегодня, когда власть из инструмента служения людям выродилась в законную добычу воров, стала средством личного и «семейного» обогащения, удовлетворения бонапартистских амбиций, подобные вопросы ничего, кроме грустной улыбки, вызвать не могут.
      Упование «рыночных» идеалистов на самонастройку экономических механизмов, на всесилие экономических «законов», на «раскрепощение» частной инициативы, материального интереса оказались тщетны. Реформаторам явно не повезло с народом. Избалованные свободой и независимостью при советской власти люди не спешили надевать на себя хомут, чтобы тащить груженную номенклатурным ворьём телегу «реформ». Для рынка ведь не только воры нужны, но и рабы, готовые за чечевичную похлёбку гнуть спину от зари до зари на своего хозяина. И вот тут оказалась проблема. Неприхотливый советский человек в своей скромной, полученной при коммунистах квартире, обставленной «застойной» мебелью, с добротным советским образованием, со своими понятиями о совести, о справедливости, об отношениях между людьми не достаточно сильно был зависим от воцарившейся вокруг рыночной паранойи. Не вдохновлялся дарованной «свободой» торговать собой, не зажигался идеей классовой гармонии и «социального партнерства», не торопился, в единении с вором-«работодателем», устремляться в светлое капиталистическое будущее.
      Что движет рабочим, инженером, учителем, врачом, военнослужащим, ученым, художником, писателем, государственным служащим, политиком? Какой интерес они преследуют, занимаясь каждый своим делом, посвящая значительную часть своей жизни работе? Неужели алчность их подвигает к созидательному труду? Неужели желание возвыситься над другими людьми, обзавестись яхтами, коллекциями марочных вин, скаковыми лошадьми, виллами на Лазурном берегу, большими деньгами, которые позволили бы провести жизнь в праздности и удовольствиях? Очень сомнительно. Человек в труде, в творчестве реализует себя как личность, находит общественное признание, испытывает удовлетворение и гордость за каждый полноценно прожитый день. Его желание обеспечить свою семью всем необходимым, одеть, накормить детей, дать образование не имеет ничего общего с корыстным, «материальным интересом»! Задача «реформаторов» и состояла в том, чтобы выдать шкурный, эгоистический мотив наживы номенклатурного жулья за естественное человеческое стремление к успеху и благополучию. Поставить в один ряд шахтера и олигарха, крестьянина и спекулянта, конструктора и «бизнесмена», рабочего и «работодателя». Приписать им один и тот же побудительный мотив, «материальный интерес» и заставить трудящееся большинство работать на паразитическое меньшинство.
      Но, как говаривали классики, критерий истины – практика. Не надо равнять Советский Союз со Швециями, Бельгиями и Япониями. Сравним его лучше с тем, что имеем сейчас. Как пишут в пьесах – те же и Эгоизм. Та же страна, та же земля, тот же климат, тот же народ, те же производственные мощности, с добавлением «свободы» воровства, с восстановлением института частной собственности и возможности присваивания результатов чужого труда. Какие нужны комментарии? Надеяться, что со временем все само собой наладится, навоз облагородится, ракета реформ устремит страну в будущее, наивно. Сколь не неприятны труды, но очищать топливо придётся. Ведь, как запоздало выяснилось,  кизяк для  ракеты не самое подходящее топливо для рывка в XXI век…

Tags: Россия, Сергей Метик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments