Тимофей Славкин (tim_o_fay) wrote,
Тимофей Славкин
tim_o_fay

Надувательство высокого и низкого давления. Или "мячики" и "клоуны".

Итак, от пихательно-прыжкового пневмостарта сверхлёгкого самолётика классической конструкции переходим к более
экзотическим аппаратам.

Сначала кратко о конструкциях высокого давления, котрые я назвал "мячики".

Моё сугубое мнение по ним: овчинка выделки не стоит.
Слишком всё сложно и хайтечно надо делать чтобы они хорошо летали.
Однако цельнометаллический или (стекло)пластиковый аэроплан всё равно получается лучше при прочих равных.
Единственное преимущество самолётов-надувашек высокого напора перед жёсткими - хранить можно в плотно упакованном
виде.
Впрочем объём в 1-1,5 кубометра всё же слишком велик даже для перевозки в большинстве легковых автомобилей, не говоря
уже об общественном транспорте, да и компрессор надо обязательно. Кто думает иначе - пусть попробует накачать задние
колёса трактора МТЗ-80 (Беларусь) ножным насосиком. У дутолёта объём поболее, а давление примерно то же: 0,8-1,4 атм.

История этих "мячиков" начинается примерно с конца 1920-х.
Во всяком случае 13 августа 1930 года американец Taylor Mcdaniel получил патент US1905298A на надувную Flying machine.
Но ведь он ещё какое-то время над нею думал и работал? Так что вторая половина двадцатых это будет правильно.

У нас этой сомнительной темой занимался известный прожектёр Гроховский (вот был спец ресурсы на ветер пускать!).
Как и большинство его "разработок" закончилось всё пшиком, надувной планер Гроховский решил подарить аэроклубу МАИ.
В книге летчика-испытателя Игоря Шелеста "Лечу за мечтой" есть эпизод про попытку перегона подарка с Центрального
аэродрома в Химки, самый конец третьей главы.
[Читайте, просвещайтесь :)]

В 1935 году Гроховский соорудил первый, во всяком случае первый в Союзе, надувной планер. Резиновая основа и прорезиненная оболочка представляли редчайшую по своей дерзновенной простоте конструкцию. Его можно было переносить в тюках, как надувные лодки, палатки и прочую туристскую утварь. В этом отношении все как будто бы удобно: в двух тюках свитые в рулоны крылья, еще в одном — фюзеляж и хвостовое оперение. Притащил на поле, раскинул на траве, и трудись накачивай.

По мере того как воздух наполнял все эластичные отсеки, планер приобретал не слишком, правда, элегантную, но более или менее обтекаемую форму.

12 июля того же года необыкновенный аппарат демонстрировался на Тушинском параде членам правительства. Газеты поторопились весьма лестно отозваться о надувном планере.

Но сам изобретатель, очевидно, разочаровался довольно скоро в этой идее. Вообще, как мне тогда казалось, Гроховский воспламенялся быстро идеями — их у него всегда было достаточно, — но горел не так уж долго. В данном случае, убедившись, что транспортабельный планер летает скверно, изобретатель решил подарить его аэроклубу МАИ.

Здесь-то и подвернулся Гроховскому Клавдий Егоров. Он был тогда инструктором аэроклуба МАИ, уже опытным планеристом. Изобретатель счел возможным доверить свое надувное детище молодому летчику Егорову. Планер необходимо было «перегнать» по воздуху с Центрального аэродрома в Химки, в аэроклуб МАИ.

Смелый и горячий пилот на этот раз отнесся к перелету с похвальной осмотрительностью. Получив предложение от Гроховского, Клавдий сдержал в себе редкую свою восторженность, принялся ходить вокруг диковинного планера, вдавливая палец в его одутловатые бока. При этом с лица его не исчезала улыбка удивленного отрицания: "Ерунда, не может быть!"

Процесс моральной подготовки пилота к полету занял не менее получаса. Клавдий пробовал встряхивать планер за крыло, как обычно делают все планеристы, пробуя, очевидно, не останется ли конец крыла при такой пробе у них в руках. Нет, вздутое, зашнурованное, как в корсет, «полнеющее» тело встряхивалось непривычно, как тело без костей.

Когда Клавдий сел в кабину, словно в надувную ванну, он понял, что и думать нечего устроиться здесь с парашютом.

И так грудь и голова его возвышались над планером. Летчик попробовал двигать рулями. Рули ходили туго, но в общем отвечали на движения рычагов управления правильно.

Пора было решиться.

— Ладно, я согласен, давайте попробуем лететь… — сказал пилот конструктору. Гроховский скомандовал самолету подруливать. Люди забегали, прицепили трос. Через некоторое время воздушный поезд приготовился к взлету.

День клонился к вечеру, и Клавдий был уверен, что в воздухе спокойно. «Дутик» — так Клавдий окрестил новый планер Гроховского — оторвался сравнительно легко. Но по мере разгона скорости за самолетом Клавдий почувствовал, что запаса рулей у планера недостаточно: он отдал почти полностью ручку от себя, а резиновый планер все еще стремился «вспухнуть» сверх меры над самолетом…

Буксировщик, как и просил Клавдий, с минимальной скоростью набирал высоту. Пока летели по прямой, Клавдию удавалось, хоть и не без напряжения, удерживать планер в режиме подъема.

Но вот начался разворот… И тут дела пошли из рук вон плохо. Клавдий явственно ощутил, как под действием боковых сил планер стал изгибаться… Быстрый взгляд на хвост подтвердил его опасения: отклоненные рули теперь лишь выкручивали тело планера. Рули действовали сами по себе, фюзеляж эластично гасил все их усилия.

Мгновенно стало ясно, что лететь так невозможно, что планер фактически неуправляем. Он рванул кольцо буксирного замка. «Дутик» освободился от троса. Буксировщик стал уходить вперед. Планер же круто начал снижаться…

Под ним был край летного поля, но «дутику» не потребовалось много места. Он плюхнулся почти вертикально и еще несколько раз подпрыгнул, как мяч. Тут же Клавдий уловил легкий свист воздуха.

Гроховский выскочил из автомобиля.

— Что ж ты отцепился?

— Знаете, как-то непривычно… Тело у него словно бы дельфинье — гнется, а рули сами по себе… И вот прислушайтесь, кричит: "Уйди! Уйди!"

— Это ерунда, — сказал Гроховский, — мы его залатаем сейчас, подкачаем…

— Здесь-то вы его подкачаете, а как в воздухе, если он опять… того?.. Там у меня рук не хватит возиться с насосом! — Клавдий рассмеялся, довольный своей шуткой.

— Так что же, ты не полетишь?

— Нет. Лучше я заберу его в тюках. Мне он в ранцах внушает как-то больше доверия.


После ВМВ тема надуть-полететь не давала покоя изобретателям по обе стороны Атлантики.
Но если в Объединённом Королевстве пневмотехнологию пытались приспособить к педальному приводу ради взятия приза
Кремера (в 1977 году таки да аппаратом традиционной конструкции американца Пола Маккриди Gossamer Condor), то в США
фирма Goodyear была озабочена проблемой вывоза из джунглей Вьетнама сбитых пилотов USAF за нидорага. Ибо вертолёты
UH-1 конечно дёшевы, пилоты их отважны и умелы, но влетали спасоперации в копеечку и геликоптеры вьетконговцы сбивали
чем дальше тем лучше. Вот и появилась идея скидывать заземлённому летчику контейнер с надувным аэропланом, чтоб он
значицца самовывозом спасался.

Фото я вставлять не стал ибо по этой теме уже написано много, популярно и с картинками.
Например вот.

Чтоб вам не скучно было - видео подготовки к полёту и полёт Goodyear GA-447:

Особенно восхитительно с 11:02 - органы управления этим аппаратом и их регулировка перед взлётом.
Да, тормозов не было и перед взлётом надо было привязать летадло верёвочкой, чтоб не поползло раньше времени :)

На этом тему "мячиков" я завершаю.
Кому сильно интересно и английский текст не пугает - скормите гугелю запрос: Inflatable Structures for Deployable Wings.pdf
И по ссылочкам, по ссылочкам. Там много вкусного.

Про "клоунов" будет в следующем посту.

Почему "клоуны"?
Потому что принцип схожий с этим:
Tags: Технические курьёзы, самолёты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments