Тимофей Славкин (tim_o_fay) wrote,
Тимофей Славкин
tim_o_fay

Еще одна статья Сергея Метика

Читайте
     В одной из реплик на свою статью, я получил следующий совет по организации общества: «Делайте так, чтобы система была устойчива к корыстной натуре». На что ответил:
  «Корыстная натура - источник противоречия. Система в принципе не будет устойчивой, имея в себе противоречие. Корысть можно удержать в рамках лишь страхом. Тем не менее, человечество уже заплатило очень высокую цену за "корыстную натуру". Колониализм, две мировые войны, не помню точную цифру, но, кажется, около 18 тыс. детей в мире каждый день(!) умирают от недоедания, огромное неравенство в потреблении между "золотым миллиардом" и прочим миром. Я с Вами мог бы согласиться, что какое-то, исторически ограниченное время, человек будет находиться в подобном состоянии. Нельзя скачком перепрыгнуть из "царства необходимости" в "царство свободы". Но чем короче будет этот временной промежуток, тем меньше потерь для человечества. Господствующие классы буржуазного общества, естественно, заинтересованы держать человека под контролем как можно дольше, опираясь на ложь, манипуляционные технологии, поощрение низменных страстей. Но человечество достигло уже такой зрелости, что не замечать этого, просто неприлично! Слишком большой потенциал самоуничтожения сосредоточен в руках человека, что бы можно было мириться с "корыстной натурой". Историю уже давно следует направлять Разумом, а не корыстью».
    Написал и задумался. Слишком декларативно и неубедительно. Может быть, корысть есть неизбежное зло, которое и служит источником развития? Или, ограниченная моралью, правом, она может быть направлена в созидательное русло, на благо всему обществу? Может быть, весь этот, искрящийся многообразием мир вокруг, современные технологии, все блага цивилизации есть порождение именно "корыстной натуры"? Попыткой осмысления роли корысти в общественных отношениях и является предлагаемая статья.
    Одним из последовательно насаждавшихся перестроечных мифов, было утверждение о неэффективности социалистической экономики в силу отсутствия заинтересованности работника в результатах своего труда. Высказывались мысли о необходимости привить «чувство собственника», «хозяина», повысить материальный интерес, о желательности и даже полезности безработицы. Ответственность за все проблемы, накопившиеся в обществе, возлагались на плановую экономику, или, как ее окрестили, «командно-административную систему», на «уравниловку» в заработной плате. Это ключевые «теоретические» положения, которые и были использованные для уничтожения нашей страны, промышленности и советского общества. По сути дела предлагалось легализировать, долгие годы находившуюся в подполье, корысть, как стремление к получению материальных благ.
      Низкое качество труда, лень, разгильдяйство получили свое объяснение в недостаточном материальном интересе работника. Это положение кажется тем более бесспорным, что вроде бы отвечает главному социалистическому принципу – каждому по труду. Но так ли это? Не есть ли здесь, обычная для перестроечных демагогов, подмена понятий?
     В одной из телепередач по каналу Дискавери был показан сюжет о работе на карьере в какой-то латиноамериканской стране. Цепочка из десятков полуголых людей по узкой тропинке, под палящим солнцем, выносила наверх в мешках руду. Получая, кажется, по 10 центов за каждый доставленный мешок. Как рабы в древнем Риме, только никаких надсмотрщиков, цепей и плетей. Все построено строго на «материальной заинтересованности». Об этом известно высоколобым экономистам, но только не самому работнику. Он, по простоте своей, таких слов не слышал, и движим лишь одним - чувством СТРАХА за себя, свою семью, детей, страхом перед голодом, нищетой, болезнями. Полученные центы он не станет вкладывать в высокодоходные акции телекоммуникационных компаний или коллекционные автомобили, а купит на них пищу и одежду для своей семьи. Для него работа – это вопрос выживания. Стимул – страх. Говорить о «материальной заинтересованности» или корысти в данном случае бессмысленно. Увеличив оплату хоть в сто раз, вы не сможете рассчитывать, что такой работник перенесет мешков существенно больше.
    Но не только чувство страха определяет мотивацию человеческой деятельности. История дает немало примеров людей одержимых своим делом. Это и ученые, и деятели культуры, и политики, истинная элита человечества, благодаря которой и происходит развитие общества. Материальный стимул для этой категории несущественен. Никакой прибавки в эффективности труда не последует, сколько бы не увеличивать размеры их материального вознаграждения. Попытка же стимулирования творческого труда страхом, скорее всего, приведет к обратному результату. Перефразируя Станиславского, можно сказать, что это люди любящие Дело в себе, а не себя в деле.
    Приведенные примеры не исчерпывают всех возможных мотивов деятельности человека, а лишь обозначают их крайние, полярные проявления. Но ни в том, ни в другом случае, речь о корыстных мотивах не идет. Общественно полезный труд никакого отношения к корысти не имеет.
    Корысть или алчность - мотив эгоистичной натуры в достижении материальных целей. В его основе стремление взять от общества больше, чем дать ему. Даже буржуазной моралью, религией, алчность, корысть, эгоизм осуждаемы, как зло. Подавляющее большинство совершаемых преступлений имеет в себе корыстный мотив. Все войны в истории человечества имели в своей первопричине корысть. Чуть ли не вся ложь в мире произносится в корыстных целях. Тем не менее, корысть является существенным элементом буржуазного общества, хотя официальная пропаганда предпочитает говорить не о корысти и эгоизме, а об «индивидуализме». От индивидуализма всего шаг до индивидуальности, уже с позитивной, комплиментарной окраской («яркая индивидуальность»). Без подобного камуфляжа нельзя выстроить хоть сколь-нибудь приемлемую идеологическую конструкцию западного «общества потребления».
   Общеизвестно, что в процессе трудовой деятельности, иных форм социальной активности, человек стремится к удовлетворению своих потребностей, как материальных, так и духовных. Эти потребности могут быть разделены на две большие категории – потребности  РАЦИОНАЛЬНЫЕ и ИРРАЦИОНАЛЬНЫЕ. Например, у человека может быть желание принять дозу наркотика. Очевидно, что подобная потребность не отвечает ни интересам общества, ни интересам самого человека. Вряд ли следует доказывать, что это иррациональная потребность, отражающая порок личности, ее несовершенство. В том же ряду находятся и алкоголизм, пристрастие к азартным играм, курение и т. п. С другой стороны есть базовые потребности, обеспечивающие не только физическое выживание человека и продолжение рода, но и возможность его полноценного развития в комфортной окружающей среде. Определим их как необходимые, рациональные. Одна и та же вещь может служить удовлетворению как рациональной, так и иррациональной потребности. Рояль в доме музыканта вещь необходимая, но как предмет интерьера, демонстрирующий «культуру» хозяина, становится просто бессмысленной тратой средств.
    Человеческий эгоизм питает и другие, не столь очевидные пороки - жадность, карьеризм, стяжательство, зависть и прочие. Причем, в одном и том же человеке, они могут уживаться с блестящими профессиональными способностями. Вполне можно представить себе хорошего работника, мастера своего дела, но скупого или равнодушного. Прекрасный художник может быть пристрастен к выпивке. Талантливый организатор, руководитель, зачастую, не лишен тщеславия.
    Как и другие, питающие пороки мотивы, корысть направлена на удовлетворение иррациональных, мнимых потребностей. В целях выражения превосходства эгоистической личности через мир вещей в бесконечной «ярмарке тщеславия». Эгоист упивается завистью других эгоистов, не достигших его уровня материального благосостояния, общественного положения и, в свою очередь, сам испытывает зависть к более успешным эгоистам. На обеспечение бесперебойности работы этого «конвейера» тщеславия и зависти затрачиваются огромные материальные и человеческие ресурсы, многократно превышающие потери от наркомании и алкоголизма. Возводятся миллионы коттеджей из принципа, хоть на полметра, но выше соседского. Приобретаются автомобили, хоть на пару лошадиных сил, но мощнее, чем у приятеля. Даже дети устраиваются в элитные зарубежные университеты не потому, что там лучше образование, а из соображений престижности, чтобы потешить тщеславие своих родителей.
   Что нужно человеку для полноценной жизни, успешной работы, для полного раскрытия своих способностей на благо себе и обществу? Конечно, дом, семья, любимый человек рядом, дети, друзья, дело, которому посвящаешь себя без остатка, признательность и уважение людей. Это все рациональные потребности, не противоречащие общественному интересу. Эти ценности доступны через добросовестный труд, без привлечения какой-либо корыстной компоненты в качестве стимула. Рациональные потребности людей не сильно варьируют, отличаясь лишь в частностях, отражающих индивидуальные особенности личности. И в той части, когда рациональные потребности человека не обеспечены, говорить о корыстных мотивах его трудовой деятельности не приходиться. Его важнейшее право, которое общество обязано ему гарантировать - быть обеспеченным всем необходимым для нормальной жизни и продолжения рода. Поскольку каждый человек является членом общества, то, обеспечивая свои рациональные потребности, он, тем самым, непосредственно работает на благо общества.
   Источником удовлетворения мнимых потребностей обычно служат нетрудовые доходы. Это, если не криминальные, то полученные за счет использования чужого труда деньги. При капиталистическом способе производства, эксплуатация человека человеком является легальным способом обогащения, поэтому воспроизводство эгоистических наклонностей в человеке происходит в массовом масштабе. Но нуждается ли общество в корысти, как ведущем мотиве, не переоценивается ли ее значение?
   Я держу в руках последнюю, весьма совершенную модель мобильного телефона, со встроенными фото и видеокамерами, доступом к Интернету и прочими удобствами и думаю, в какой степени его появление обусловлено человеческой корыстью? В этом аппарате использованы физические законы, открытые много лет назад выдающимися учеными, которые корыстными мотивами явно не руководствовались. Приписывать же корысти создание сложных микросхем, программного обеспечения, дизайна, значит чрезмерно упрощать суть дела и принижать роль человека-творца, созидателя. Все это создано разумом, полетом мысли в той или иной степени одержимых людей, их способностью расширять границы реальности, угадывать контуры нового. Работники, занятые не творческим трудом, на стадии сборки, также, получая средства к существованию, занимаются своим делом не из корыстных побуждений. И даже капиталистический собственник производства, не всегда корыстен. Можно представить себе предпринимателя, особенно среднего звена, работающего не покладая рук,  вкладывающего всю свою прибыль в развитие дела, но не позволяющего себе никаких излишеств. Сфера корыстных интересов - в иррациональном потреблении, а не в производстве общественно полезных товаров или услуг.
    Либерально настроенный читатель может здесь снисходительно возразить. Может быть и действительно, технически, создание мобильного телефона возможно и без корысти. Но чтобы он вообще появился в руках у потребителя, нужны деньги, инвестиции, нужен свободный капитал, нужен развитый рынок товаров и услуг, фондовые биржы, банки, словом то, что принято называть капитализмом. Нужна материальная заинтересованность, которая движит людьми, которая хоть и направляет их усилия в сторону удовлетворения своих эгоистических интересов, но, в то же время, заставляет работать и на благо всего общества.
    И это абсолютно справедливо лишь в той части, которая касается ФОРМ организации экономики. Капитализм, как известно, всего лишь способ присвоения прибавочной стоимости, имеющий в своей основе частную собственность. Именно частная собственность в условиях общественного характера производства есть сущностный признак капитализма, а не тресты, биржы или банки. Еще Ленин говорил, что в процессе своего развития, капитализм создал все необходимые формы промышленного производства, которые нужно наполнить новым, социалистическим содержанием. То есть, исключив паразитическое присвоение результатов чужого труда в виде прибавочной стоимости.
    Возьмем такой род деятельности, как биржевая спекуляция. Вроде бы уж капиталистичнее некуда. Казалось бы, ничем иным, кроме эгоистичного интереса биржевой игрок не руководствуется. Но, как говориться, хотеть не вредно, а одного желания разбогатеть не достаточно. Чтобы иметь успех, нужны глубокие знания рынка, тенденций развития технологий, способность к адекватной оценке рисков, политических особенностей момента, прогнозированию общественных потребностей и множество других профессиональных качеств, имеющихся далеко не у каждого. Более того, алчность, корысть могут даже помешать принятию рационального, грамотного решения.
    Очень часто в общественном сознании корысть ошибочно отожествляется с предприимчивостью, деловой активностью, бизнесом. Это далеко не так. Корысть это всего лишь мотив, побуждение к действию, а не сама СПОСОБНОСТЬ действовать. Способность к созидательной деятельности приобретается в результате обучения, производственного опыта, накапливания знаний, развития природного дарования. Присутствие корыстного мотива свидетельствует о неразвитости нравственного начала в личности человека, нездоровости общественных отношений, наличии ложных ценностей, формирующих иррациональные потребности. Кому-то покажется странным, но корысть является тормозящим фактором, сдерживающим развитие производительных сил, препятствующим развитию общества. Поясню на примере. Представим себе, два ресторана, расположенные по соседству. Хозяин одного из них считает свое заведение делом своей жизни. Весь доход он направляет на его развитие, улучшение обслуживания, оставляя себе лишь часть, достаточную для удовлетворения своих рациональных потребностей. Его сосед, в свою очередь, безразличен ко всему, кроме денег. Для него все едино, что ресторан, что бензоколонка, лишь бы выжать побольше прибыли. Он экономит на зарплате работников, качестве продуктов, услуг, но со временем начинает замечать, что дела его идут все хуже и хуже. Посетители предпочитают соседнее заведение, где за ту же цену они могут получить более качественное обслуживание. Корыстный владелец не хочет снижать уровень изымаемой прибыли. Тогда он либо разоряется, либо начинает искать те или иные криминальные формы давления на конкурента, в том числе и взаимодействуя с коррумпированной властью. По выражению нашего президента, «сливаясь с ней в экономическом экстазе». Здоровая, честная конкуренция в экономике – мощное средство противодействия корыстным устремлениям.
    Контрпродуктивность корысти блестяще подтверждена в ходе горбачевской перестройки и последовавших за ней «реформ» Как пишут в пьесах, те же и корысть. Те же люди, те же производственные фонды, с добавлением Корысти, торжествующе выходящей на сцену. Именно с большой буквы, поскольку она изначально практически ничем не была ограничена. Полная научная чистота эксперимента, результаты которого сопоставимы с потерями во Второй мировой войне. Разрушение экономики, снижение производительности труда, ограбление миллионов людей, развал страны, произведено вырвавшимся на волю этим урчащим, хрюкающим, чавкающим пороком.
    Но, быть может, корысть подвигла деятелей науки, искусства, культуры к новым, небывалым взлетам творческого гения, дала миру нетленные шедевры литературы, музыки, кино, новые передовые технологии, научные открытия? Увы, и здесь мы ничего не дождались. Как оказалось, музу за деньги не нанять, озарение не купить.
    Дело не только в материальных и культурных потерях. Человек, во власти корысти, как и наркоман, становится рабом своего порока. И это относится не только к классу буржуазии. Проблема возникает, когда в результате развития производительных сил, совершенствования технологий, роста эффективности труда заработная плата начинает  позволять человеку подняться над уровнем рационального потребления.
    В нашем далеком коммунистическом будущем места для корысти не останется. Не потому что она искусственно будет подавляться обществом, и даже не потому, что у человека будет высокая сознательность, и он сможет контролировать свои желания, а потому, что сами его желания станут другими. У него исчезнет потребность в иррациональном потреблении. Когда все блага цивилизации доступны каждому, но не принадлежат никому конкретно, в силу отсутствия института собственности, желание к единоличному обладанию ими атрофируется. Ведь ни один нормальный человек сегодня не будет сокрушаться об утрате прав рабовладельца или об упразднении крепостничества. Примерно так же дело будет обстоять и со «священной и неприкосновенной» частной собственностью, в связи со своевременной кончиной коей, никто слезинки не уронит. Лишь после отмирания института собственности можно будет говорить о полном освобождении человека и о максимальном раскрытии его созидательных способностей. Общество, лишенное корысти, приобретет системную устойчивость, которая позволит человечеству сосредоточиться на долговременных масштабных проектах.
    В сегодняшнем, раздираемом противоречиями мире, в котором, с одной стороны – сверхпотребляющий  «золотой миллиард», а с другой - недоедающее большинство человечества,  подобное видение будущего может показаться фантастикой. Особенно, после вроде бы неудачной попытки построения социалистического общества в Советском Союзе. В том, насколько она была неудачной, и почему, следует разобраться поподробнее.
    Исчезает ли корысть с отменой частной собственности? Нет, не исчезает. Исчезают объективные предпосылки для ее появления. Но субъективные, определяемые нравственным несовершенством человека, остаются. Корысть не является  врожденным качеством. Она развивается в процессе формирования человеческой личности в контексте конкретной социальной среды. Если в окружающем мире господствуют ценности индивидуализма, стяжательства, карьеризма, то велика вероятность того, что в подобном обществе вырастет эгоистичный, корыстный человек. И наоборот, история дает примеры подлинного освобождения человеческого духа от корысти. Для меня, несомненно, таким примером служит поколение советских людей рожденных в двадцатых годах прошлого века. Пионеры и комсомольцы тридцатых, принявших на себя смертоносный удар фашизма в сороковых, восстановивших страну после войны, создавших могучую социалистическую сверхдержаву.
     Коррозия советской системы и начала происходить, когда незаметно, ценности общего дела стали вытесняться интересами личными, частными, проще говоря, корыстными. С замыканием на семейный быт, дачу, со сменой парадигм – не жить, чтобы работать, а работать, чтобы жить. Причем «жить» стало пониматься как «жить для себя». Легализовался «материальный интерес». Вспоминаю телефильм 84-го года про строительство БАМа, «Лучшая дорога нашей жизни», кажется, так он назывался. В нем уже отчетливо можно было видеть, как добросовестный труд стал встречать противодействие в виде уже явно выраженной корысти. В ситуации всеобщей неразберихи и руководящих указаний в духе «давай-давай» на стройку поступили материалы, которые следовало немедленно разгрузить, чтобы освободить дорожное полотно. Любой ценой, вплоть до сбрасывания груза в болото. Вручную, бригада не успевала. Но в соседнем леспромхозе был автокран, который простаивал. Уголовного вида крановщик запросил две тысячи за услугу, поскольку детали для крана он покупал на свои «кровные». И перед бригадой встала проблема, согласиться на эти условия или сбросить, по сути дела, уничтожить груз. После горячих споров, условия крановщика все же приняли. При расчете, он поделился с бригадиром частью суммы. Вполне в духе сегодняшних реалий. И хотя, по ходу дела, предприимчивого бригадира изгнали, стало ясно, этот поезд уже никуда не идет. Но у комсомольцев был и третий вариант, даже не прозвучавший в фильме. Отобрать кран и самим выполнить работу. Кран не был собственностью крановщика, сколько бы «своих» подшипников он туда не ставил. И физически он не смог бы воспротивиться этому. Это было бы единственно верным решением.
     Аналогичная ситуация складывалась на всех уровнях. Каждый на своем месте, «решая вопрос», стал прикидывать, выгодно ли это ему лично или нет? Стали плодиться теневые отношения, предтеча коррупции, так называемый «блат». Власть становилась закрытой кастой, вход в которую дозволялся лишь избранным. Вырождалась не «система», вырождалась «элита», а вместе с ней разлагалось и общество, лишенное возможности реально на что-то влиять. Косные, мертвые бюрократические схемы не могли заменить остро необходимую людям СВОБОДУ. Свободу творчества, предпринимательства, созидания ждали от перестройки люди, а получили свободу корысти. Получили полную свободу стать рабами.
     Корысть – удел ограниченных людей. Корыстный человек может быть образованным, хитрым, вероломным, коварным, но не умным. И нет ничего опаснее, чем проникновение во власть энергичных корыстолюбивых политиков. Особенно, в условиях незрелого гражданского общества. Используя свое положение, всю свою энергию они направляют не на служение обществу, а на решение своих частных проблем. Причем, понимая свою уязвимость, они принимают меры к тому, чтобы окружить себя лояльными, лично преданными людьми. Возникает режим, который удерживается у власти лишь насилием и ложью. А поскольку подавляющее большинство населения честно трудится, обеспечивая свои естественные рациональные потребности, возникает парадоксальная ситуация, когда общество в целом более зрело, нравственно выше, чем его, так называемая, «элита». «Поправить» такое положение дел призваны средства массовой пропаганды, главным образом, телевидение, «опуская», оскотинивая народ до уровня «элиты».
     Сейчас модно вести речь о «национальных проектах». Рискну предложить еще один, с условным названием «мир без корысти». Он не потребует больших капиталовложений, иностранных инвестиций. Суть его в изгнании корыстных мотивов из социальной практики. Каждое должностное лицо должно заниматься своим делом, имея в виду лишь интерес общества. Наличие любых иных интересов следует считать несовместимым с должностью.
Но без ликвидации института частной собственности, это не более чем благое пожелание.
      Одно из главных заблуждений перестройки – это якобы большая эффективность частной собственности по сравнению с государственной. Это неверно. Вопрос собственности вообще никакого значения не имеет. В капиталистическом обществе непосредственно управлением производства, чаще всего, занимаются наемные менеджеры, а не собственники. Собственник, неважно кто, частное лицо или государство,  всего лишь следит, чтобы менеджмент был эффективным.
     Другое возражение сводится к тому, что чиновника, в отличии от частного владельца, можно подкупить. Но подкупить можно любого. Например, с целью завладения государственной тайной. Это же не причина для передачи государственных секретов в частные руки! Следует реабилитировать такое подзабытое понятие как «ответственность». Поделился информацией с боевиками, автоколонна попала в засаду, погибли десятки бойцов, за это что, выговор объявить? Единственное, что можно сделать для такого «чиновника» - дать пистолет с одним патроном и оставить в кабинете одного. За все следует платить. В Китае, до сих пор, время от времени расстреливают коррупционеров на площадях и ничего, никакого возмущения, ни со стороны народа, ни со стороны «мировой общественности». Полезный совет для здоровья, - имеешь корыстный мотив – не ходи во власть.
     Пишу все это я не потому, что общество, избавленное от корысти, от иррациональных расходов станет свободнее и справедливее. Во всяком случае, не только поэтому. Прежде всего, такое общество станет экономически более эффективным. Следовательно, получит серьезные цивилизационные преимущества, обретет привлекательность как реальная альтернатива угасающему миру корысти, станет центром притяжения всех свободолюбивых сил нашей планеты. При этом, меня мало беспокоит то обстоятельство, что разного рода социальные паразиты будут жить в страхе. Что чиновник-взяточник, криминальный авторитет, бездельник, не смогут спать спокойно. Для меня важнее то, чтобы страха не испытывал человек дела, добросовестно трудящийся на благо своей страны. Чтобы на защите его спокойствия стояла вся мощь социалистического государства, а его право на созидательный, свободный труд было надежно гарантировано обществом.
Tags: Сергей Метик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment